СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО. МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ


СОВЕРШЕННО СЕКРЕТНО. МОЛОДАЯ ГВАРДИЯ


Центральный архив ФСБ предоставил нам возможность изучить Дело № 20056 – двадцать восемь томов материалов следствия по обвинению полицаев и немецких жандармов в расправе над подпольной организацией «Молодая гвардия», действовавшей в украинском городе Краснодоне в 1942 году.

Напомним, что роман «Молодая гвардия», который мы давно не перечитывали, подробно рассказывает об этих событиях. Писатель Фадеев специально съездил в Краснодон после его освобождения и написал очерк для «Правды», а потом книгу.

Олегу Кошевому, Ивану Земнухову, Ульяне Громовой, Сергею Тюленину и Любови Шевцовой сразу присвоили звание Героя Советского Союза.

После этого не только погибшие, но даже оставшиеся в живых «молодогвардейцы» принадлежали уже не себе, а Фадееву. В 1951 году по настоянию ЦК он ввел в свою книгу наставников-коммунистов. Тут же и в жизни об их роли в руководстве краснодонским молодежным подпольем написали километры диссертаций. И не писатель у очевидцев, а реальные участники событий стали спрашивать у писателя: чем действительно занималась «Молодая гвардия»? Кто ею руководил? Кто ее предал? Фадеев отвечал: «Я писал роман, а не историю».

Так вот, ознакомившись с фактами, автор нашел…

«Молодую гвардию» придумали дважды. Сначала в краснодонской полиции. Потом Александр Фадеев. До того как было возбуждено уголовное дело по факту хищения новогодних подарков на местном базаре, ТАКОЙ подпольной молодежной организации, о которой мы знаем с детства, в Краснодоне не было.

Советская пропаганда (никакого презрения – если есть государство, у него должна быть и пропаганда) внушала нам не без успеха, что весь советский народ, в едином порыве встал на защиту завоеваний Октября от немецко-фашистских захватчиков. Конечно, дело обстояло не совсем так, и чтобы понять это, достаточно простой логики.

Никто не пойдет добровольно защищать то, в чем не нуждается, то, что не ощущает своим. Считали ли Советскую власть своей жители Краснодона в 1942 году? Советской власти 25 лет – это значит, что сорокалетние сформировались еще до революции. Места здешние, с одной стороны, казацкие, с другой, пролетарские.

Причем в самые голодные и безработные советские годы на шахтах была работа – то есть в Донбасс стекались искатели лучшей жизни со всей европейской части СССР. И население здесь такое – поразительно разнородное. Много краснодонцев в первом поколении – кто, из крестьян или беднейших рабочих, сам приехал, а кого, политически подкованного и образованного, и партия послала.

В то же время много коренных, тех, кто когда-то имел крепкое хозяйство, но все потерял. Такое вот противостояние – бывших бедняков, которым Советская власть дала все, и бывших зажиточных, у которых она все отняла. В нашем конкретном случае – еще и противостояние юных, верящих в идеалы, и немолодых-недовольных. Средний возраст молодогвардейца – 18-19 лет, полицая – 35-37.

Для младших предательство труднопредставимо, для старших… да на их памяти сменились царь-батюшка, Временное правительство, белые, Ленин, Сталин, и это не считая в 1918 году немцев и украинской самостийности. Откуда у них взяться какой-то особой любви к Советам? Откуда взяться вере в незыблемость советских порядков?

Проект «Молодая гвардия»


Как красиво получилось – нарочно не придумаешь. И название у города – не так чтобы в лоб советское, но с намеком: Краснодон. И главные герои – как специально подобраны для рекламного ролика. Мальчик из хорошей семьи, украинец Олег Кошевой. Интеллигент в первом поколении, русак Ваня Зимнухов. Сорвиголова, простецкий рабочий паренек Сережа Тюленин. Серьезная красивая брюнетка Уля Громова. Озорная очаровательная блондинка Люба Шевцова…

Проблема в том, что придумано. Нарочно. Для красоты. Для наглядности.

Начнем с комиссара – Олега Кошевого. Знаете, сколько ему лет на момент подвига? Шестнадцать. Знаете, каков средний возраст молодогвардейцев? Восемнадцать лет. Это сорокалетние и сорокадвухлетние – ровесники, а между шестнадцатью и восемнадцатью – не то чтобы пропасть, но, чтобы шестнадцатилетнего слушались ребята постарше, он должен обладать какими-то особыми качествами.

А что Олег? Он заикался и очень стеснялся этого, только стихи свои любил читать со сцены, потому что ритмическая речь «убирает» заикание. Он комсомольцем стал за полгода до оккупации – не рано по возрасту, он в Краснодон приехал в 1940 году. По логике, мог он быть лидером молодежного подполья? Скорее бы им стал комсомольский вожак со стажем, популярный среди местных ребят, ровесник большинства или постарше. И такой человек в Краснодоне был – точнее, появился осенью.

Конечно, не нам судить, много это или мало, когда речь идет о жизни и смерти, но даже проходившие по Делу № 20056 жандармы и полицейские всего через три года после краснодонских событий про «Молодую гвардию» вспоминали с трудом.

Они так и не смогли сказать, сколько в ней состояло человек и что она действительно сделала. Поначалу они даже не понимали, почему из всего, что они успели натворить за войну, следствие интересует именно этот короткий эпизод с подростками.

По сути Дела, поддерживать Ordnung немцев на весь район оставили всего двадцать пять жандармов. Потом прикомандировали еще пять. Руководил ими пятидесятилетний немец – начальник жандармерии Ренатус, член НСДАП с 1933 года. А на тридцать немцев в районе приходилось четыреста полицейских. И конкуренция на место в полиции была такая, что брали только по рекомендации.

«По фактам поджога биржи труда и вывешивания флагов» полицейские отчитались на следующий день: арестованы восемь человек. Начальник жандармерии не задумываясь приказал всех расстрелять

В Деле есть упоминание только об одной жертве полицейской отчетности – дочери колхозного управленца Касеева, которая призналась в вывешивании флагов. Совершенно точно известно, что Касеева никогда не была «молодогвардейкой» и в списках героев не значится.

«Виновного» в расклеивании листовок тоже нашли сразу. Жена инженера угольного дирекциона как раз решала семейные проблемы. И, чтобы избавиться от мужа, донесла в полицию: вот тут один инженер поддерживает связь с партизанами. «Расклейщика» чудом спас сосед по двору бургомистр Стаценко.

Откуда же взялся миф об огромной, разветвленной, представляющей страшную угрозу для немцев подпольной организации?

В ночь с 25 на 26 декабря 1942 года у здания Краснодонской райуправы была ограблена немецкая автомашина, в которой находились почта и новогодние подарки для немецких солдат и офицеров.

Шофер автомашины заявил об этом в краснодонскую жандармерию.

Начальник краснодонской полиции Соликовский собрал всех полицейских, показал пачку сигарет той же марки, что украденные, приказал немедленно отправляться на местный базар и доставлять в полицию каждого, кто будет торговать такими сигаретами.

Вскоре переводчику Бургарту и ходившему вместе с ним по базару немцу в штатском удалось задержать двенадцатилетнего Александра Гринева (он же Пузырев). Мальчик признался, что сигареты ему дал Евгений Мошков. В квартире Мошкова нашли восемь ящиков с сигаретами и печеньем.

Так были арестованы заведующий клубом Мошков, зав. струнным кружком Третьякевич и некоторые другие.

А затем взяли Ольгу Лядскую.

По сути Дела, ее арестовали совершенно случайно. Пришли к Тосе Мащенко в поисках «грабительницы» Вали Борц, к тому времени уже шагавшей к линии фронта. У Тоси полицейскому понравилась скатерть, он решил прихватить ее с собой. Под скатертью лежало неотправленное письмо Лядской знакомому Федору Изварину.

Она писала, что не хочет уезжать в Германию в «РАБСТВО». Именно так: в кавычках и большими буквами.

Следователь Захаров пообещал повесить Лядскую на базаре за ее большие буквы в кавычках, если тут же не назовет других недовольных новым порядком. Она спросила: кто уже сидит в полиции? Следователь схитрил и назвал отпущенную им к тому времени Тосю Мащенко. Тогда Лядская показала, что Мащенко и есть неблагонадежная.

Следователь большего не ожидал. Но Лядская попалась на крючок и назвала еще пару фамилий – тех, кого помнила по активной комсомольской работе еще до войны, не имевших никакого отношения к «Молодой гвардии».

Версии провала. Олег, Нина, Оля

В организацию входили сестры Иванцовы – радистки, приданные войскам. С ними вообще очень темная история. Еще до «Молодой гвардии», возвращаясь в Краснодон из окружения, они втроем с радисткой угодили в лапы оккупантов.

Радистку повесили, а сестер почему-то отпустили. Почему?

Дальше – больше. Во время одной из операций была арестована Оля. Ее выкупили молодогвардейцы. Впрочем, тут появляется таинственный дядя Андрей. Когда и где они с ним познакомились, неизвестно. По одним сведениям, в середине осени. По другим – в конце декабря. То есть выкупили Олю вроде бы, когда она шла на встречу со связным этого подпольщика – да нет, партизана – и была арестована.

Заметьте, на Луганщине из-за практического отсутствия лесов и прочих адекватных укрытий – типа катакомб, например, — партизан считано. Дядя Андрей в списках отсутствует. Есть и иная версия отношений сестер с партизанами: девушки познакомились с симпатичным парнем на новогоднем вечере в клубе, он позвал их в партизаны, они радостно сообщили, что уже состоят в подпольной организации. Конспираторши… Обе версии прекрасно уживаются в сохранившихся свидетельствах, кстати.

Далее, этот таинственный партизан – на вечере или раньше – сообщил им, что Виктор Третьякевич сбежал из партизанского отряда, потому что струсил, и что ему нельзя доверять. Если кто помнит, именно этот момент есть в романе Фадеева – о Стаховиче.

Девушки ближе всего с Олегом, ему они сообщают новость. Олег собирает штаб, где ее выкладывает. Виктор заявляет, что снимает с себя полномочия, пока не добудет доказательства своей невиновности, и покидает штаб. Тем временем партизаны предлагают взять к себе в отряд юных подпольщиков – но для этого им нужны списки организации – мол, они будут выбирать. Олег через девушек эти списки им передает.

Ваня Зимнухов как наиболее адекватный все же ставит в известность Виктора о планах организации перейти в партизаны. Виктор требует срочно созвать заседание штаба – и на нем обвиняет Олега в предательстве, ибо сверхсекретные списки, без сомнения, тот передал агентам врага.

Его вердикт: расстрелять. Олег валяется у товарищей в ногах – именно так, — умоляя их о прощении. И тут прибегает Сережка Тюленин со своей «бандой» и сообщением, что в ночи стоит бесхозная немецкая машина, и вот бы ее обчистить… Далее – уже аресты.

С помощью этой версии объясняют, зачем подпольщики пошли на кражу с машины. Мол, перед уходом в отряд надо было запастись продовольствием.

А вот еще одна версия

Было время, когда ненадолго приоткрылись архивы (а вскоре закрылись снова). Тогда в «Совсекретно» появилась статья, автор которой утверждал, что говорили если не все комсомольцы, то почти все. Запомнилась фраза, что, кажется, Третьякевич «стал сдавать подпольщиков целыми поселками». Ну, он еще последний заговорил, остальные не выдержали пыток раньше.

У Фадеева подробно описано, как их мучили. Отрубали руки, ноги, выкалывали глаза, выжигали номера комсомольских билетов и красные звезды…

Логика подсказывает, что это миф. Все же, чтобы так мучить, надо было либо стать профессионалом в этой страшной области человеческих умений, либо отличаться откровенным садизмом.

Ни первых ни вторых среди краснодонских полицаев не замечено – так, рыцари нагайки. Впрочем, по свидетельству одного выросшего в тех краях гражданина примерно моего поколения, нагайка, будучи правильно примененной, легко вспарывает толстую свиную кожу школьного портфеля – что тогда говорить о нежной девичьей… Могли посадить на раскаленное железо, «закрыть» в двери пальцы, подвесить девушку за косу.

Женя Мошков не вынес пыток – в шурф сбросили уже холодный труп. Но остальные, похоже, были доставлены к месту казни более или менее целыми, хоть и истерзанными. Потом, им вслед, полетели гранаты и всякие тяжелые обломки. Отсюда страшные повреждения у тел.

Трудно поверить, что человек с вырванным пахом – как у Виктора – не истек кровью в камере, а наоборот, едва-едва не стащил с собой в шурф целого и здорового то ли полицейского следователя, то ли немца…

С каждым мирным годом подвиги молодогвардейцев множились. Особенно в брежневские времена с их гигантоманией. Если разделить официально признанное количество расклеенных листовок на количество домов в округе и дней оккупации, получится, наверно, что каждое утро на каждом доме появлялось по листовке. Типографию создали, листовки печатали. Оружие собрали в невероятных количествах.

Освободили военнопленных из лагеря. Однако не известно ни одного имени освобожденного военнопленного, нет типографских листовок, а комсомольские билеты – два десятка буковок – напечатаны вкривь и вкось. Какая там типография… И где оружие в реальных количествах – а не десяток гранат и пара автоматов, которые в те дни приносил с места боев почти любой мальчишка. И не забудем, что для листовок помимо шрифта нужна бумага. А что было у этих мальчишек-девчонок? Неиспользованные листки из школьных тетрадок?

Речь не о недостатке героизма. Листовки, написанной от руки, вполне могло хватить для расстрела – а листовки точно были. Хватало найденного пионерского галстука или комсомольского билета – с последующим от них неотречением. Сама внутренняя и обсуждаемая с окружающими непокорность в тех условиях уже требовала мужества.

Речь о глобальном вранье во имя пропаганды. И оно дало свои плоды. Есть мнение, что уничтоженная краснодонская молодежь – воры, пострадавшие за дело. Ну разве что чересчур – сказалось военное время.

А в оккупированном Краснодоне, конечно, воровали. Сохранились свидетельства о так называемых «козлятниках» — основной объект кражи ясен из названия. Будто бы немецкий комендант бушевал, требуя от полиции найти и наказать. В эти рамки вполне себе укладывается кража с машины немецких почты и подарков.

И ждет в стволе патрон


В доме Александра Фадеева обычная полуденная суета – накрывают на стол. Сына писателя, одиннадцатилетнего Михаила отправляют позвать отца обедать. Он не успевает дойти до его кабинета, как вдруг раздается выстрел. Неожиданно для всех знаменитый литератор покончил с собой.

На следующий день газеты напечатают о смерти Фадеева лишь скупой некролог. Причиной самоубийства будет указан алкоголизм, но в это мало кто поверит. Почему застрелился Фадеев? Его гибель до сих пор окутана мифами, так же, как история его последнего романа «Молодая гвардия».

«Ряд подвигов, которые приписывались ребятам, они не совершали. Шахтоуправление, дирекцион так называемый, на самом деле они не сжигали, его сожгли отступающие еще советские войска. Управление биржи труда, где, казалось бы, по роману сгорели списки молодых людей, которых должны были отправить в Германию на работу, они тоже не сжигали, это тоже не их заслуга. И более того, мать Олега Кошевого на самом деле водила дружбу с немцами, и немецкие офицеры жили у нее в квартире», — говорит Никита Петров.

А ведь годами считалось, что именно в доме Кошевых был развернут штаб молодогвардейцев. Здесь они собирались тайком по вечерам, а бабушка Олега продавала на улице пирожки и, завидев фашистов, начинала петь частушки, тем самым подавала сигнал ребятам уходить. Погубит молодогвардейцев пачка сигарет, которую найдут на рынке у одного мальчишки.

А была ли «Молодая гвардия»?


Иное звучание полицаи придали, чтобы приукрасить свою работу. Одно дело – поймать вора-одиночку, другое – раскрыть заговорщиков, борцов с гитлеровским режимом. Фадееву в 1947 году сообщают, что появляются сомнения в существовании организации «Молодая гвардия».

Происходит это после того, как министру Госбезопасности Абакумову докладывают о показаниях арестованных полицаев. Те не понимают, за что их пытают. Припоминают только казненных молодых людей, которых поймали за компанию с вором новогодних подарков и одного белокурого парня, поседевшего от их побоев.

Его нашли при рядовом обыске дома на окраине Краснодона, одетого в женское платье. Он сразу сказал, что подпольщик, но вспомнили его, потому что во время расстрела тот не отвернулся. Даже фамилию полицай не забыл – Кошевой.

«Арестовано 19 человек, в том числе два немца, и этот процесс нужно сделать непременно. Но уже у Абакумова четко прослеживалась одна мысль. Что выяснилось и в процессе следствия, и в процессе собранных материалов? Во-первых, ряд подвигов, которые приписывались ребятам, они не совершали. То есть выходило так, что вообще вот эти факты на открытом процессе звучать ну никак не могли.

Но Абакумов делал очень важную приписку. Все эти факты он оставил за пределами следствия и на открытом процессе об этом речи не будет. То есть никаких противоречий с романом обнародовано не будет», — рассказывает Никита Петров.

Записка Абакумова, которую он направляет на имя Сталина, Фадеева беспокоит. Но последствий для карьеры писателя она не имела. Так что на самом деле стояло за его самоубийством?

Фадеев понимал и то, что без него об организации вообще бы никто не узнал. И возможно, эта мысль утешала его в тяжелые минуты. Таких подпольных групп по стране действовало много, в некоторых состояло до тысячи человек, и все погибли.

«Он же пил потом безбожно, и это очень на него повлияло. А говорить, вроде это складно, его заставили дважды переписать этот исторический роман, и он пошел и в силах не выдержать эти все пожелания переделать все и прочее, всю эту его писанину, он застрелился. Видимо, какие-то другие причины, но одну причину я назвал», — говорит Георгий Куманев.

Другой причиной действительно мог стать алкоголизм. Фадеев пил всегда, питал слабость к алкоголю, а тут просто стал пропадать в местном шалмане, так в Переделкине называли пивную. Но все же друзья писателя были не согласны, что сгубило его пристрастие к спиртному. За три месяца до смерти он не пил совсем. Так что же происходило с ним?

Предсмертное послание


Он уезжает в Переделкино. Перестает общаться с друзьями. В это же время умирает его мать. Как-то Фадеев признается, что он любил и боялся двух человек – маму и Сталина.

«Это все как раз к тому, что вело его к самоубийству. Уходили люди, которые для него что-то значили, вместе с ними уходила среда общая. Семейной жизни как таковой на тот момент тоже уже не было, потому что актриса Ангелина Степанова, он писал о ней замечательно, хорошая жена и так далее, но другом, товарищем она ему не стала.

Потом любовница у него появилась, которую он полюбил сильно, но она жила с Катаевым, не хотела от него уходить. То есть людей или каких-то событий, которые могли бы его задержать в этой жизни, не было на тот момент, на 1956 год, на май месяц, когда он принял решение о самоубийстве», — рассказывает Раззаков.

Ко всему прочему, он почувствовал, что исчез как писатель. Роман «Черная металлургия», который начинает писать по заказу партии еще при жизни Сталина, никак не шел, а потом и вовсе оказался никому не нужен.

«Он его так и не дописал. Вдруг после смерти Сталина выяснилось, что и это все фэйк, говоря современным языком, что и это все какие-то дутые и совершенно непонятные достижения. И, в конце концов, в 1956 году он оставил предсмертную записку, которая, в общем-то, открывает нам все», — говорит Никита Петров.

Выходит, причин его депрессии несколько. И он решается на отчаянный шаг, даже понимая, что оставляет обожавшего его маленького сына, который будет вспоминать, что ни разу не видел отца нетрезвым. Тот, видимо, старался перед ним держаться. Ребенок так и не понял, почему в газетах написали об алкоголизме отца. О его предсмертном письме он не подозревал.

В его предсмертном письме нет таких убийственных слов, которые отражали бы его состояние. Тем более странно, что записка была обнародована только спустя 35 лет.

Цитата из предсмертного письма Фадеева, которое было обнародовано только в 1990 году: «Жизнь моя как писателя теряет всякий смысл. И я с превеликой радостью, как избавление от этого гнусного существования, где на тебя обрушиваются подлость, ложь, клевета, ухожу из этой жизни. ».

Эрик ШУР

Загрузка...





ДРУГИЕ НОВОСТИ
Загрузка...
ВЫЗОВ КОДА

Ещё новости