Ленька Пантелеев: чекист, ставший бандитом


Ленька Пантелеев: чекист, ставший бандитом


Его настоящая фамилия была Пантелкин. Это был самый крутой питерский бандит середины 20 -х годов. Можно смело утверждать, что бандит Ленька стал своего рода питерской легендой. Он был настолько неуловимым и фартовым, что ему даже приписывали мистику.

В 1919 году Пантелеев, еще не достигший призывного возраста, добровольно вступает в ряды Красной армии и отправляется на Нарвский фронт. Достоверно известно, что он принимал непосредственное участие в боях с армией Юденича и белоэстонцами, дослужился до должности командира пулеметного взвода.

Чем занимался Пантелеев после демобилизации, точно известно не было. И лишь совсем недавно грянула сенсация! Он служил в органах ВЧК! В архивах ФСБ было найдено личное дело №119135 на Пантелкина Леонида Ивановича.

Понятно из каких соображений эти факты были засекречены. Чекист, ставший бандитом, — идеальная почва для разнообразных спекуляций. Тем более до сих пор неясна причина увольнения Пантелеева из органов ВЧК.

Тем не менее, в начале 1922 года Пантелеев оказался в Петрограде, сколотил небольшую банду и принялся за грабежи. Состав банды был пестрым. В нее входили сослуживец Пантелеева по Псковской ВЧК Варшулевич, Гавриков, бывший во время гражданской войны комиссаром батальона и членом РКП(б), а также профессиональные уголовники типа Александра Рейнтопа (кличка Сашка-пан) и Михаила Лисенкова (кличка Мишка-Корявый).

В 20-е годы в Петрограде не было человека, который не слышал бы о Леньке Пантелееве по кличке Фартовый. О банде Пантелеева говорил весь Петроград. Совершая налеты, Ленька сначала стрелял в воздух, а затем обязательно называл свое имя. Это был психологический ход — бандиты создавали себе авторитет, а заодно подавляли волю своих жертв, их способность к сопротивлению. Причем, на «гоп-стоп» налетчики брали только богатых нэпманов, не трогая обычных обывателей. Более того, некоторым симпатичным оборванцам и беспризорникам Пантелеев лично выделял небольшие суммы денег.

Чекисты тогда еще не блистали профессионализмом, поэтому Ленька наглел с каждым успешным делом все больше..

Поначалу Пантелеев поддерживал некий романтический ореол вокруг своей особы, даже обходился без убийств, хорошо одевался и был подчеркнуто вежлив с дамами. О нем рассказывали как о «благородном разбойнике», грабившем только богатых, но потом Фартовый озверел, и его банда стала не только грабить, но и убивать.

Банда действовала с юмором, дерзостью и изобретательностью. В одном из ограблений, Пантелеев приобрел на барахолке кожаную куртку, фуражку и выдал себя на сотрудника ГПУ. По поддельным ордерам банда произвела обыск и реквизицию ценностей у нэпманов Аникеева и Ищенса. В следующий раз, при ограблении квартиры доктора Левина, налетчики были одеты в форму балтийских матросов.

После каждого налета Ленька Пантелеев имел обыкновение оставлять в прихожей ограбленной квартиры свою визитную карточку, изящно отпечатанную на меловом картоне, с лаконичной надписью: «Леонид Пантелеев — свободный художник-грабитель». На обороте визитки он нередко давал разные напутствия чекистам, к примеру на одной он написал: « Работникам уголовного розыска с дружеским приветом. Леонид».

После особенно удачных налетов Леньке нравилось переводить по почте небольшие суммы денег в университет, Технологический институт и другие вузы. «Прилагая сто червонцев, прошу распределить оные среди наиболее нуждающихся студентов. С почтением к наукам, Леонид Пантелеев».

Согласно одной из легенд у него было несколько двойников. Когда ГПУ арестовало одного из них, он устроил налет на отделение и перебив всех, освободил двойника.

Во время одного из налетов на магазин «Кожтреста» он попал в засаду и был арестован. Его оглушили и поэтому взяли живым. Невский проспект, дом 20. Именно здесь в сентябре 1922 года находился магазин «Кожтреста», в котором милиция задержала Пантелеева. Нижнее угловое помещение на первом этаже справа. (ныне Дом военной книги).

Под усиленной охраной налетчиков доставили в 1-й исправдом — ныне следственный изолятор Кресты. ГПУ боялось нападения даже на Кресты! Были усилены караулы, часовые на вышках были вооружены ручными пулеметами системы «Кольт» или «Льюис».

Пантелеев содержался в камере №196, расположенной на втором этаже следственного корпуса. Следствие продвигалось быстро, и уже в октябре обвиняемый Леонид Пантелеев предстал перед судом. Оказавшись на скамье подсудимых, Пантелеев вел себя уверенно и даже нагло.

Он читал наизусть стихи Сергея Есенина и даже умудрился закрутить «платонический» роман с невестой своего адвоката, которая регулярно посещала процесс. В общем, произвел самое благоприятное впечатление на публику.

На вопросы прокурора Ленька отвечал дерзко и, в конце концов, заявил: «Граждане судьи, к чему весь этот балаган? Все равно я скоро сбегу».

И действительно, в ночь с 10 на 11 ноября Леонид Пантелеев с тремя подельниками совершил побег из строгоохраняемой тюрьмы Кресты. Сбежать помог сотрудник органов ВЧК. Он указал арестованным слабое место на внешней стене, которое было недалеко от бани, примыкающей к улице Комсомола. Там к стене в штабель были свалены дрова. Приближалась зима, а тюрьма тогда еще отапливалась по старинке — печками. По штабелю можно было легко забраться на стену.

По некоторым данным, Пантелеев вообще планировал поднять 7 ноября вооруженное восстание в «Крестах». Он предполагал вскрыть несгораемый шкаф канцелярии Исправдома, захватить несколько винтовок, ручной пулемет, перебить охрану и устроить массовый побег. Но уголовники отказались ввязываться «в политику». Тогда разочарованный Пантелеев отыграл назад и решил бежать только со своей бандой.

Оборотень выпустил Леньку и подельников из камер, а затем обесточил корпус. Арестанты задушили охранника, Ленька переоделся в форменную шинель убитого надзирателя, надел фуражку, сунул в кобуру наган, и стал изображать из себя конвоира. Всей группе удалось спокойно выбраться из корпуса, бегом преодолеть узкий тюремный двор, а забраться на штабель с дровами и спуститься на волю по заготовленным веревкам было уже делом техники на волю.

В ближайшем переулке беглецов уже ожидала машина. Охрана на вышке ничего не заметила, шел сильный дождь со снегом, а прожектор (случайным образом) светил в другую сторону. За всю, более чем столетнюю историю тюрьмы, только банде Пантелеева удалось совершить удачный групповой побег из «Крестов».

Начальника тюрьмы и его зама после побега отстранили от должности, а в 1937 году расстреляли за проявленную халатность. В известном телесериале «Рожденная революцией» утверждается, что Пантелеев был застрелен в зале ресторана «Донон». Но это творческий вымысел режиссера и сценариста. На самом деле события разворачивались иначе и криминальный путь Леньки значительно более долгий.

Свой побег из Крестов, Пантелеев действительно отмечал в ресторане «Донон» на набережной Фонтанки. Там он поссорился с нэпманами. Метродотель незаметно вызывал ГПУ. В завязавшейся с чекистами перестрелке несколько членов банды были убиты, но Ленька, раненый в руку, все равно смог уйти. И это не смотря на то, что по следу шли с собаками и была привлечена конная милиция.

После ранения Ленька стал осторожнее. Он опасался предательства и сколотил новую банду, еще крепче старой. У него было более тридцати новых надежных убежищ в разных районах города. И милиция потеряла след. А банда совершала новые дерзкие преступления. Только за последний месяц банда совершила 10 убийств, 15 налетов, 20 уличных грабежей.

Но это приблизительные цифры, точной статистики не знает никто. Кровавым оказался налет и на квартиру инженера Романченко. Ворвавшись в переднюю, бандиты ножами прикончили хозяина и его жену, выстрелом в упор застрелили бросившуюся на них собаку и вынесли все ценное.

Однажды Пантелеев почувствовал за собой слежку. Молодой матрос шел за ним два квартала не сворачивая. Ленька свернул за угол, достал маузер, и когда появился «хвост», расстрелял его. Но ошибся — матрос в уголовном розыске не служил, а просто шел домой в увольнение.

Пантелеев был неуловим, были большие подозрения что в ЧК у него свои люди, помогавшие ему уходить из засад. Но постоянное напряжение превратили Пантелеева в неврастеника, стрелявшего без предупреждения в любого, кто вызывал у него малейшее подозрение, его стали бояться даже ближайшие подельники.

При этом Ленька продолжал терроризировать нэпманов. Он решил «прихватизировать» ночь! Он хотел что бы ночами даже милиция боялась выходить на улицы и развязал террор против чекистов, заставив и другие городские банды подхватить эту идею.

Бандиты Ленькиной банды нападали на милиционеров из засад и несколько раз вступали в перестрелку даже с крупными разъездами конной милиции. Жители не могли не слышать пальбы по ночам и город был на грани паники. На улицах Петрограда появились издевательские надписи: «До 10 вечера шуба — ваша, а после 10 - наша!», автором которых считали Пателеева.

Милиция стояла на ушах. Усиления не помогали. В одну из ночей, в местах его возможного появления было выставлено двадцать засад, но тщетно! Сверху нещадно давили! Требовали ликвидировать банду немедленно и любыми способами!

Наконец и чекистам улыбнулась удача. По агентурным каналам они получили информацию, что на Лиговке состоится «сходняк», на котором должен был присутствовать и Пантелеев. Была тщательно спланирована операция по его захвату.

В последний момент кто-то из чекистов выяснил, что у приятеля Пантелеева есть любовница-проститутка, проживающая на Можайской улице, на всякий случай засаду послали и к ней. Но так как Пантелеева ждали на Лиговке, то а Можайскую отправили самого молодого сотрудника, совсем еще мальчишку, Ивана Брусько с двумя красноармейцами. Фартовый Пантелеев проигнорировал «сходняк» и явился на Можайскую, но тут удача вдруг изменила ему.

Пантелеев не ожидал засады, не ожидали его появления и милиционеры. Первым пришел в себя более опытный Ленька Пантелеев. Он резко шагнул вперед и строгим, но спокойным голосом произнес: — В чем дело, товарищи, кого вы здесь ждете?

Чекисты не могли хорошо разглядеть лиц вошедших. И быть им убитыми, но вытаскивая из кармана пистолет, Ленька зацепил курком за карман... грянул непроизвольный выстрел. И тогда оперативники опомнились и открыли огонь. Стреляли практически в упор. Пантелеев с простреленной головой замертво рухнул на пол. Лисенков, раненный в шею, попытался убежать, но был задержан.

Уже утром в петроградских газетах писали: «В ночь с 12 на 13 февраля ударной группой по борьбе с бандитизмом при губернском отделе ГПУ с участием уголовного розыска после долгих поисков пойман известный бандит, прославившийся за последнее время своими зверскими убийствами и налетами, Леонид Пантелкин, по кличке »Ленька Пантелеев«. При аресте Ленька оказал отчаянное вооруженное сопротивление, во время которого он УБИТ».

Странным образом в заголовке газеты было написано не про ликвидацию, а про задержание Пантелеева. То что он был убит, значилось лишь в тексте.

Город не поверил, что Ленька Пантелеев убит. Возможно, не сильно верили и сами милиционеры, тем более что под его именем продолжались грабежи и убийства. И тогда властям пришлось пойти на беспрецедентный шаг — выставить его труп на всеобщее обозрение. Труп (словно Ленин) демонстрировался в морге Обуховской больницы.

Посмотреть на легендарного налетчика пришли тысячи петроградцев. Но те кто знал его лично были уверены что это не его труп.

Арестованные 17 человек из банды Пантелеева были спешно расстреляны 6 марта 1923 года, фактически без суда и следствия. Дело банды Леньки Пантелеева было закрыто. Но спешка заставляла шептаться, что власти пытаются поскорее закрыть «дело» и что-то тщательно скрывают.

Выставленный на обозрение труп косвенно свидетельствовало о его смерти. Мол, был бы жив Ленька, он бы даже свой труп обязательно отбил. Но многие все равно не поверили в его смерть. Ходили слухи, что Ленька ушел в Эстонию (куда и собирался), а застрелен был его двойник, но проверить это уже невозможно.

Награбленные сокровища Леньки Пантелеева (общак его банды) до сих пор не найдены. Говорят, что засветился Ленька и в подъезде с Ротондой на Гороховой.

В подъезде с Ротондой у него была одна из квартир на 1 этаже, где он прятался от ЧК. Говорят Ленька использовал подвал здания, как портал и мог чудом переместиться в другое место Петрограда. Якобы были даже многочисленные свидетели таких переносов. Так он уходил от слежки и ЧК.

В советские времена на Гороховой искали его драгоценности и золотые монеты (бумажные деньги он не признавал). Предполагали, что спрятал он свои сокровища именно в этом месте (сейчас вход в подвал с подъезда замурован). Их, конечно искали тщательно, но увы... Ленька Пантелеев спрятал все надежно, а награблена была очень серьезная сумма, даже по сегодняшним меркам. Врочем, возможно деньги и украшения забрал сам Ленька... и далеко не на ТОТ свет.

Именно после уничтожения Леньки Пантелеева Петроград был переименован в Ленинград ))) пусть совпадение, но знаковое.

Странным образом сложилась и судьба молодого чекиста Ивана Бусько, который застрелил Леньку в засаде на Можайской улице . Вместо того чтобы получить заслуженную награду и повышение по службе, Бусько с понижением был переведен на остров Сахалин(!) и назначен пом.начальника пограничной заставы.

Там он находился до июня 1941 года. Во время Великой Отечественной войны Бусько служил в «СМЕРШе», уволился из органов в скромном звании подполковника, и вернулся в Ленинград только в 1956 году. Жил он очень скромно, категорически отказываясь от общения с журналистами и любых публичных выступлений. Бусько умер в 1994 году, в полной безвестности.

Примерно также обошлись с С.Кондратьевым — начальником специальной оперативной группы петроградского ГПУ, которая охотилась за бандой Пантелеева. Кстати, именно его биография послужила основой для сценария фильма «Рожденная революцией, с одной лишь существенной поправкой — после пантелеевского »дела« его также начали преследовать по службе.

С. Кондратьева перевели из Ленинграда в Петрозаводск (а вовсе не в Москву), где он долгое время возглавлял местный уголовный розыск и жил после выхода на пенсию.

Впоследствии его супруга утверждала, что Ленька Пантелеев весной — летом 1922 года несколько раз приходил к ним домой (!), и вел какие-то разговоры с ее мужем. Чекистом, который руководил его поисками!

Еще одна загадка, это судьба остальных четверых чекистов, входивших в состав спецгруппы : Сушенкова, Шершевского, Давыдова и Дмитриева. Они, собственно говоря и поймали легендарного налетчика, их подписи значатся под протоколом осмотра тела убитого Л.Пантелеева.

Все они в ближайшем времени под разными предлогами были уволены из »органов«, а их фамилии не упоминаются даже в серьезной историко- научной литературе. В том числе, в таком солидном издании, как »Чекисты Петрограда« (изд.1987 года).

Интересен и такой факт: в начале 20-х годов в Петрограде орудовало много банд. Но наиболее популярная тогда, из всех выходивших в городе »Красная газета« из номера в номер живописала похождения только одной банды Пантелеева.

Делать это партийная газета могла лишь по указанию свыше — другими словами, городское питерское руководство усиленно »пиарило« Леньку, зачем-то делая из него криминальную »звезду". Руководил Питером тогда Зиновьев, который очень хотел доказать Ленину ошибочность НЭПа и прогнозировал большие народные волнения. Возможно ему было выгодно погрузить город в страх перед криминалом и вызвать этим народные волнения. Это ему почти удалось.

Ходили даже слухи о том, что Ленька, выполнив спецзадание властей по уничтожению некоторых нэманов, вновь вернулся на службу в органы. Говорили, что его несколько раз видели в коридорах Большого дома, в форме сотрудника ГПУ.

А по Питеру долго ходила легенда, что заспиртованная голова Пантелеева хранится в музее на Литейном, 4. И это оказалось правдой, хоть узнать в ней Леньку уже невозможно.

Загрузка...





ДРУГИЕ НОВОСТИ
Загрузка...
ВЫЗОВ КОДА

Ещё новости