Убрал с дороги главное препятствие


Убрал с дороги главное препятствие


Зачем было сажать Улюкаева после того, как Роснефть уже купила Башнефть?

Все помнят, что Улюкаев был против участия Роснефти в приватизации Башнефти. Но потом поменял свою позицию. Что стало главным аргументом, который заставил его поменять свою позицию?

Можно предположить, что Сечин убедил его, обещав, что в случае, если приватизация 19,5% акций Роснефти случится после приобретения ею Башнефти, то бюджет получит больше денег, чем без включения Башнефти в Роснефть.

Возможно, что были достигнуты некие договоренности (в присутствии Путина, как верховного арбитра, который, кстати, тоже колебался — допустить Роснефть к покупки Башнефти или нет). И эти договоренности касались и цены 19,5% и прозрачности сделки.

Теперь уже почти всем ясно, что та операция, который провернул Сечин в конце года с помощью Индезы, Глинкора и катарского фонда (что характерно: после ареста Улюкаева!) была совершенно непрозрачной и бюджет не получил тех денег, на которые расчитывал. Роснефтегаз даже вынужден был выплатить дополнительные диведенты, чтобы бюджет получил обещанную Сечиным сумму.

Выдвигаю гипотезу, что то место в разговоре Сечина с Улюкаевым, которые больше всего вызывает вопросов (о том, что трудно собрать обьем, который обещал) касается не 2 млн. долл. (это для Сечина — раз плюнуть и все, включая Улюкаева, это, разумеется, понимают), а касается того, что уже середина ноября, деньги от приватизации 19,5% акций Роснефти до конца года должны поступить в бюджет, а у Сечина трудности со сбором «объема»...

Вот он и упрятал Улюкаева в клетку до того, как провернуть кривую сделку с Глинкором и катарским фондом (и в которой вовсю торчат его уши, как, скорее всего, конечного бенефициара). Особенно, с учетом того, что сейчас почти все эти акции перепроданы какому-то китайскому фонду. И сколько еще таких перепродаж будет — одному Богу известно.

Скорее всего, Сечин резонно предположил, что если оставить Улюкаева на свободе, то он будет орать как потерпевший насчет этой сделки. Которая не дает обещанных денег в бюджет, да к тому же еще и дурно пахнет.

Вот вам и ответ на вопрос, зачем сажать Улюкаева после того, как Роснефть уже купила Башнефть. Сечин его сажал не за старое оппонирование участию Роснефти в покупке Башнефти, а за возможное будущее оппонирование покупки самим Сечиным (давайте уже называть вещи своими именами) 19,5% акций Роснефти за кредиты, которые потом будут оплачены нефтяными потоками самой Роснефти. То есть Сечину они обойдутся даром.

Вот Сечин и убрал с дороги главное препятствие на своем пути к покупке Роснефти собой любимым. А что, молодец, не?

Альфред Кох

Загрузка...





ДРУГИЕ НОВОСТИ
Загрузка...
ВЫЗОВ КОДА

Ещё новости