СМИ и терроризм. Война в стиле киберпанк


СМИ и терроризм. Война в стиле киберпанк


Ровно 16 лет назад, в этот день я работал у себя в офисе на телеканале NTV International (был такой телеканал). Студия располагалась в башнях Migdaley Aviv в Тель-Авиве. На телеканале я занимался продажей рекламы для международной аудитории, поэтому основным источником контактов потенциальных клиентов для меня была сеть.

В этот день ближе к вечеру у меня внезапно пропал интернет. Я позвонил провайдеру и стал ругать его за качество связи. Сотрудник на том конце трубки выслушал мои претензии, помолчал немного и тихо сказал: “Включите телевизор».

В недоумении, я пошел прямо в студию телеканала. И когда зашел в комнату с телевизорами, первое, что увидел — как самолет влетает во вторую башню WTC.

Через мгновение на улицах Тель-Авива завыли сирены, и в течении 15 минут израильтяне полностью закрыли небо, подняв в воздух истребители.

Все были абсолютно уверены, что с минуты на минуту произойдет атака на Тель-Авив.

Наш мир вплотную подошел к ситуации, описанной в романах Гибсона, а также показанной в фильмах в стиле киберпанк. Войны, техногенные катастрофы, квази-терроризм и кибер-преступность, на фоне невероятного развития хайтек индустрии.

Нас уже давно не шокирует бедность, незащищенность, бесправие, бесперспективность, и все это на фоне холодного техногенного нуара. Лучше всего охарактеризовал нашу реальность Гарднер Доуза (Gardner Dozois) — американский фантаст, назвав её — “High tech. Low life”.

Современные теракты и СМИ связаны между собой. Не будь такой власти вторых, не было бы в таких масштабах первых.

В отличие от ситуации столетней давности, когда целью политических террористов были конкретные государственные деятели и теракт мог быть отменен ради того, чтобы не пострадали невиновные люди, сегодня дело обстоит иначе.

Первые лица, как правило, надежно защищены, и организаторы терактов заинтересованы в двух вещах: в том, чтобы как можно больше погибло людей, и в том, чтобы все постоянно думали об угрозе теракта.

Ежедневно, ежечасно, ежеминутно. Поэтому теракт никогда не происходит ночью — ведь ночью все спят.

Несколько фактов о терактах, о которых мало, кто знает:

Израильтяне никогда не учитывают террористов при подсчете жертв теракта. Если в теракте погибло 20 человек и шахид-смертник — в СМИ сообщается, что погибло 20 человек.

ЦАХАЛ сносит дома террористов. Решение принимает высший суд Израиля, которое обычно вступает в силу в течении 48 часов. ООН, разумеется, возмущается, называя действия правительства «негуманными».

Но израильтяне привыкли, что их кто-то постоянно критикует.

На место теракта всегда одними из первых допускаются представители ЗАКА (поиск, спасение и опознание) — добровольной организации, большинство представителей которой состоит из ортодоксальных евреев, занимается сбором частей человеческих тел и пролитой крови в зоне теракта, а также участвует в опознании жертв.

Почему ортодоксы? Нерелигиозный человек — не выдерживает.


Илья Кенигштейн

Загрузка...





ДРУГИЕ НОВОСТИ
Загрузка...
ВЫЗОВ КОДА

Ещё новости