Проблема Северной Кореи


Проблема Северной Кореи

Основные внешнеполитические приоритеты администрации США Дональд Трамп унаследовал еще от Барака Обамы. Самые острые из них, а именно, Сирию, Украину и Северную Корею объединяет одна общая черта – присутствие российского фактора.

Но если агрессия против Украины является чисто российским «изобретением», то усиление фактора Москвы в контексте Сирии и КНДР наблюдается на протяжении последних двух лет и, несомненно, связано с активной фазой реализации пресловутого плана Кремля по «вставанию с колен», расколу Запада и созданию нового мирового порядка.

Путин не устает обвинять Запад и в революции достоинства, и в «арабской весне», ставшей, по мнению российских политиков, причиной сирийского конфликта, и в «нагнетании напряженности» на Корейском полуострове. По его мнению, Запад вообще и США в частности должны перестать вмешиваться в дела других стран, особенно тех, которые имеют общую границу с Россией.

Мир должен быть поделен на понятные и четко разграниченные «зоны влияния», в которых основные игроки будут определять правила игры. Украине предначертана роль нейтральной серой зоны на правах вассала, Сирии предстоит остаться автократией, плацдармом для российского влияния на Ближнем Востоке, легко манипулируемым извне как в экономическом, так и в военном плане, а режим Северной Кореи, безвредный для Москвы и Пекина, является отличным инструментом сдерживания США в Азиатско-тихоокеанском регионе.

Жесткая позиция мирового сообщества в отношении украинского конфликта и режим санкций, который уже нанес и продолжает наносить серьезный ущерб российской экономике, стали в определенном смысле неожиданностью для Москвы.

Последовал ассиметричный ответ в виде кибератак на объекты инфраструктуры, попыток вмешательства в выбори, усиления поддержки популистских и националистических движений по всему миру, активизации военно-технического сотрудничества и политических манипуляций в отношении целого ряда стран, недружественно настроенных по отношению к США.

России нет никакого дела до судьбы сирийского народа, как и до выбора народа Украины.

Как в очередной раз заявил Путин в Гамбурге, мы просто две братских общности, вся проблема в политическом руководстве в Киеве, и наше общее будущее неизбежно. Это не самая большая утопия Кремля.

Москва реально претендует на роль глобального игрока, жизненно важные интересы которого простираются от Юго-Восточной Азии до Западной Европы.

Однако невзирая на все попытки прикрыть свои действия привлекательными для популистов и дугинских евразийцев лозунгами, тактика Москвы остается весьма незамысловатой – как только где-то возникает интерес США, немедленно усиливается активность России, которая, используя все возможные рычаги влияния, стремится доказать свою незаменимость в решении волнующей Вашингтон проблемы.

Разумеется, Москва никак не могла упустить шанс занять ту небольшую нишу, которая возникла в отношении Северной Кореи в связи несколько ослабевшей ролью Китая, который переключился на более глобальную игру.

Как отмечают американские аналитики, еще три месяца назад в Кремле едва упоминали о КНДР, традиционно призывая все стороны к «сдержанности», и даже визит в Москву премьер-министра Японии Абэ, который просил Москву вмешаться в ситуацию, не повлиял на действия Москвы.

Как метко сформулировал позицию России Александр Габуев из московского Центра Карнеги, говоря о сути вовлеченности Кремля в проблему КНДР, «прежде всего Россию интересует престиж участия». Усилить это «участие» в кратчайшие сроки оказалось несложно.

Используя традиционную озабоченность Китая растущим влиянием США в регионе, Москва и Пекин нашли общий язык как только новые провокационные действия Пхеньяна в очередной раз вернули КНДР в эпицентр мировой политики.

Ракетно-ядерная программа КНДР уже много лет является причиной серьезного беспокойства Соединенных Штатов и их союзников, в первую очередь Южной Кореи и Японии. Работы по созданию ядерного оружия начались в КНДР еще в 70-е при поддержке Китая и СССР. В 2005 году Пхеньян официально объявил о создании ядерного оружия, а в 2006 произведен первый ядерный взрыв.

Одновременно в стране разрабатывались ракетные технологии и в 2012 году КНДР объявила себя космической державой, выведя на орбиту собственный искусственный спутник. Международные переговоры в шестистороннем формате (США, Южная Корея, Китай, Япония, Россия, КНДР), продолжающиеся уже около 14 лет, не принесли желаемого для США результата – остановки ракетных и ядерных разработок, демонтажа уже имеющегося оборудования в обмен на гарантии безопасности и экономическую помощь.

Долгое время существовали сомнения относительно наличия у Пхеньяна реальных ядерных зарядов, однако два испытания, произведенные в течение 2016 года, убедили разведсообщество США, что Северная Корея действительно имеет в своем распоряжении ядерное оружие. А когда 4 июля 2017 года Пхеньян произвел успешный запуск межконтинентальной баллистической ракеты, построенной по технологии разделяющихся боеголовок, вопрос о прямой угрозе безопасности США со стороны КНДР вышел в число наивысших приоритетов.

Во время визита в Польшу на прошлой неделе Дональд Трамп заявил, что США рассматривают «очень серьезные меры» в ответ на действия Северной Кореи, которая «ведет себя в очень, очень опасной манере». Источники в Вашингтоне утверждают, что сразу после пуска Трамп был пробрифингован о спектре имеющихся военных мер против КНДР.

Однако все они влекут за собой крайне серьезные риски и даже, по некоторым сценариям, катастрофические последствия для региона. Остается дипломатия, но это как раз тот случай, когда выбор возможных вариантов решения проблемы крайне ограничен.

Формально все пять участников «шестисторонней группы» выражают обеспокоенность северокорейской ракетно-ядерной программой, однако их подходы принципиально отличаются. США оказывают военную помощь своим союзникам, в первую очередь Южной Корее, и настаивают на безусловном прекращении ядерной и ракетной программ Пхеньяна в обмен на помощь продовольствием.

В свою очередь Россия и Китай считают, что военное присутствие США в регионе и, в частности, размещение в Южной Корее значительного военного контингента и современных систем ПРО, создает «дисбаланс» сил и является как бы легитимным основанием для северян рассматривать США как угрозу и продолжать развивать программу создания ядерного оружия.

Каждое новое испытание приводит к новым военно-политическим усилиям со стороны США, которые, в свою очередь, вызывают новые грозные заявления Пхеньяна. Вот и на прошлой неделе все заинтересованные стороны остались верны традиции. 4 июля Си Цзяньпин гостил у Путина, и конечно же Россия и Китай не могли удержаться от совместного заявления с традиционными призывами к сдержанности, тем более, что очень своевременно, с июля, Китай возглавил Совет Безопасности ООН.

Затем Москва и Пекин заблокировали резолюцию СБ ООН и заявление саммита «Большой двадцатки» с осуждениями в адрес КНДР.

Это не удивительно, учитывая, что во время визита в Москву китайский лидер завил, что отношения с Россией «никогда в истории не были лучше», а их страны являются наиболее «доверяющими друг другу стратегическими партнерами». Как бы в подтверждение его слов публике были продемонстрированы десятки подписанных соглашений в экономической сфере.

Визит этот, без сомнения, был запланирован заранее, чтобы накануне встречи с Трампом в Гамбурге продемонстрировать эксцентричному президенту США, что не только он умеет договариваться с могущественным Китаем.

Запуск ракеты КНДР пришелся как нельзя кстати, поскольку вызвал несколько обидный для Пекина твитт Трампа о том, что усилий Китая, видимо, оказалось недостаточно для того, чтобы воздействовать на КНДР. Собственно, США повели себя в этой ситуации весьма предсказуемо – в ответ на запуск межконтинентальной баллистической ракеты провели с южнокорейской армией показательные учения и даже ракетные стрельбы вдоль побережья полуострова.

Еще до этого Министерство финансов США ввело санкции против ряда китайских банков и фирм, сотрудничающих с Пхеньяном. Все это несколько охладило атмосферу в тандеме Трамп-Си Цзиньпин и позволило Путину заявить в Гамбурге, что «при соответствующих обстоятельствах» он готов встретиться с лидером КНДР «где угодно и когда угодно».

Намек был более чем прозрачный – если Вашингтону нужен результат в Северной Корее, стоить только позвонить в Москву. К счастью, судя опять-таки по очередному твитту Трампа, появившемуся в воскресенье, этот план Кремля в Гамбурге не сработал.

«Санкции не обсуждались на моей встрече с президентом Путиным. Ничего не будет сделано, пока не будут решены украинская и сирийская проблемы!» – написал американский лидер. То же самое президенту Украины сказал госсекретарь Тиллерсон во время визита в Киев.

Эксперты по корейской проблеме отмечают крайнюю ограниченность возможных вариантов, имеющихся в распоряжении Белого Дома в контексте сдерживания ракетно-ядерной программы КНДР. Их общая рекомендация- продолжать работать с Китаем, который, все же, является более адекватным партнером, чем Россия.

Считается, что это не Россия увеличила в последнее время свое влияние, а Китай несколько отошел от дел. Кроме того, существует идея вовлечения в этот процесс северокорейской диаспоры, проживающей в разных странах мира, и создания «правительства в изгнании» во главе которого мог бы стать племянник Ким Чен Ына Ким Хан-сол, сбежавший от неминуемой смерти из КНДР.

Говорят о создании специального фонда в 175 млрд. долларов, который был бы предоставлен такому правительству. Правительству США рекомендуют резко увеличить боевую группировку в регионе, причем именно из тех видов вооружений, которые могут быть применены для уничтожения ракетно-ядерных объектов КНДР в первую очередь.

И в Варшаве, и в Гамбурге Трампа спрашивали о практических шагах в отношении КНДР. Он ответил, что не имеет привычки сообщать прессе о своих планах, однако любые варианты остаются открытыми.

Китай безусловно стремится избежать военного варианта решения северокорейской проблемы, Россию устроит любое развитие событий, которое подтвердит всем, что она уже «встала с колен».

Наихудший возможный сценарий – это очередная провокация со стороны Пхеньяна, которая приведет к вооруженному конфликту хотя бы в силу того, что США исчерпают все возможные альтернативные варианты.

География не всегда определяет внешнеполитический дискурс.

Северная Корея может оказаться значительно ближе к Украине, чем нам кажется.

Сергей КОРСУНСКИЙ

Загрузка...





ДРУГИЕ НОВОСТИ
Загрузка...
ВЫЗОВ КОДА

Ещё новости