Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала


Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала

Фото: ЕРА
Вчера, 29 ноября, приговоренный к 20 годам тюремного заключения хорватский генерал Слободан Праляк принял яд прямо в зале Международного трибунала по бывшей Югославии (МТБЮ) в Гааге. Как это стало возможным? Почему Праляк сделал это, если учесть, что в 2004 г он сдался трибуналу добровольно, отсидел уже почти 14 лет и, по информации некоторых СМИ, мог быть освобожден в скором времени? LIGA.net изучила систему безопасности в здании суда МТБЮ, условия содержания заключенных в Шевенингенской тюрьме, а также реакцию на событие представителей хорватской власти, политиков и простых граждан.
Швенинген, "Гаагский Хилтон"
Швенингенская тюрьма ООН в Гааге - это своеобразное СИЗО для подозреваемых или тех, чьи дела еще рассматривает суд. Она расположена в живописном голландском городе Швенинген на побережье Северного моря.
Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала

Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала

Фото: ЕРА
Ее описывают как "самую роскошную тюрьму в мире, которая в большей степени гостиница, чем тюрьма". Один из охранников учреждения сказал в комментарии ВВС, что персонал называет Швенинген "Гаагским Хилтоном" из-за "роскошных" условий содержания, особенно по сравнению с тюрьмами в странах заключенных.
Стандартная камера здесь имеет площадь около 10 кв м. В ней есть односпальная кровать, письменный стол, стул, умывальник, душ, туалет, а также спутниковое телевидение, радио и компьютер, но без доступа к интернету.
Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала

Фото: ЕРА
В игровых комнатах - дартс, настольные игры, возможности для занятий искусством и изучения языков, большая библиотека. Также есть тренажерный зал с инструктором по фитнесу. Во внутреннем дворе - спортивная площадка. Кроме того в тюрьме имеется супружеская комната, позволяющая парам уединяться (в ней нет камер наблюдения), и комнаты для религиозных обрядов. Для заключенных в круглосуточном режиме доступен врач и психолог.
Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала

Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала

Фото: ЕРА
Содержащимся в Швенингене предоставляется питание, кроме того они могут готовить для себя сами, покупать продукты в тюремном магазине и заказывать специальные блюда, соответствующие их "культурным и диетическим требованиям".
Также заключенным в тюрьме ООН разрешено ежедневно звонить семьям и друзьям.
Проблема самоубийств в Швенингене
По данным ВВС, в камерах Швенингена нет камер наблюдения, поскольку в ней содержатся подозреваемые, а не осужденные. Возможно, благодаря этому в тюрьме было совершено два самоубийства. Оба покончивших с собой - фигуранты трибунала по бывшей Югославии.
Славко Докманович, бывший сербский офицер, 29 июня 1998 года повесился в своей камере на двери шкафа при помощи галстука. Ему было предъявлено обвинение в серьезных нарушениях Женевских конвенций, нарушениях обычаев войны и преступлениях против человечности. По версии трибунала, он был причастен к так называемой Вуковарской резне - массовому убийству хорватов в сербском лагере для военнопленных. Тогда было убито от 255 до 264 человек.
Докманович был арестован в 1997 году польскими спецслужбами. В суде он не признал себя виновным. Разбирательство по делу серба прекратилось без вердикта после его смерти.
Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала

Милан Бабич, бывший президент республики Сербская Краина, также повесился в камере Швенингена в марте 2006 года. Бабич добровольно сдался трибуналу в ноябре 2003 года. Он с самого начала решил сотрудничать со следствием и дать показания против своего главного соратника - бывшего президента Югославии Слободана Милошевича. В суде Бабич признал свою вину и в 2004 году был приговорен к 13 годам лишения свободы.
Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала

Фото: ЕРА
Версию о суициде этих двух сербов до сих пор оспаривают их симпатики из числа сербских националистов. Они считают, что Докманович и Бабич были убиты.
Безопасность в суде МТБЮ в Гааге
Тот факт, что хорватский генерал Праляк смог совершить самоубийство прямо в зале суда, ставит под сомнение эффективность процедуры безопасности в этом учреждении. Возникает вопрос: а что произошло бы, если бы Праляк захотел причинить вред кому-то другому?
Адвокат Тома Фила заявил, что пронести в суд яд не составляет большого труда, так как меры безопасности аналогичны таковым в аэропортах. Он говорит, что охрана может гарантировать невозможность попадания в здание суда металлических предметов и мобильных телефонов, но "таблетки и небольшое количество жидкостей" остаются незамеченными, пишет La Vanguardia.
В то же время, голландское издание NOS утверждает, что система безопасности в зале суда МТБЮ довольно строгая. Журналисты недоумевают, как Праляку удалось пронести яд. "Очевидно, что хорват получил яд кого-то в тюрьме или в трибунале. Вопрос в том, как это возможно, потому что система безопасности очень строгая", - говорится в публикации издания. В NOS также сравнили контроль в здании суда в Гааге с безопасностью в аэропортах: вещи посетителей проходят через рентгеновскую машину, сами они также должны пройти через защитные ворота, затем их могут обыскать.
Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала

Фото: МТБЮ
Издание побеседовало с голландским хорватом Сидо Пейком, который дружил с Праляком и посещал его в Швенингене в прошлую субботу. Он рассказал, что проверка в тюрьме осуществляется дважды: при входе в здание и при входе в "трибунальное крыло". Пейк, очевидно, считает, что яд генералу принесли в тюрьму: "Ремень, обувь, кольца, часы, жидкости… все отнимают. Я не понимаю, как туда попал яд".
Кроме того, хорват сказал, что во время встречи с Праляком в прошлые выходные он произвел на него хорошее впечатление. "Мы рассказывали анекдоты, он приготовил пироги для моей жены и для меня, я ничего не заметил", - сказал Пейк. Он утверждает, что безопасность в суде МТБЮ такая же, как и в Швенингене.
Голландская прокуратура по просьбе МТБЮ начала расследование этого инцидента. Прокуроры сегодня уже заявили, что в стеклянном пузырьке, который держал в руке Праляк, обнаружены следы отравляющего вещества, однако какого именно, пока неизвестно. Вскрытие тела генерала еще не завершено. Комната, где Праляк выпил яд, закрыта. "Сейчас это место преступления", - сказали судьи.
Вместе с тем, министр юстиции Нидерландов Фердинанд Грапперхауз не считает, что репутация Нидерландов пострадала в результате инцидента в Гаагском суде. "Голландия по-прежнему имеет отличную репутацию и очень хорошо справилась", - сказал министр.
Реакция Хорватии: героический поступок, достойный уважения
Хорватские власти возмущены случившимся, они в принципе не считают суд МТБЮ в отношении хорватских военных лидеров справедливым.
Премьер-министр Хорватии Андрей Пленкович выразил глубочайшее сочувствие семье генерала Праляка. "Его поступок во время объявления вердикта Апелляционным судом, когда он покончил с собой, говорит о самой глубокой моральной несправедливости в отношении шести хорватов из Боснии и Герцеговины и хорватского народа", - сказал хорватский премьер.
Мирослав Туджман, сын умершего в декабре экс-президента Хорватии, также фигурант дела в МТБЮ, заявил, что случившееся - "следствие его (Праляка, - ред.) морального права не принимать приговор, который не имеет никакого отношения к справедливости или реальности"
Лидер правой партии Хорватский демократический союз Драган Чович заявил, что Праляк "показал всему миру, какую цену он готов заплатить, чтобы доказать, что он не военный преступник".
Сербский политик Воислав Шешель отметил, что, хотя генерал Праляк был врагом, его поступок был "героическим шагом, достойным уважения".
Почти тысяча боснийских хорватов собрались на площади Мостара, чтобы зажечь свечи в память о генерале Праляке.
Самоубийства в Гааге: кто ещё кроме хорватского генерала

Фото: dnevni-list.ba
Журналист The Daily Telegraph Гарри де Кэтвилль написал в своей статье, что самоубийство Праляка было "самым драматичным доказательством очень неудобной реальности: многие на Балканах отказываются признать, что ужасная этническая чистка 1990-х годов была неправильной".
Яд как дело принципа
"Судьи, Слободан Праляк - не военный преступник, я с презрением отвергаю приговор", - сказал генерал в зале суда МТБЮ перед тем, как принять яд.
Праляк, вместе с пятью другими хорватскими военными, сдался трибуналу добровольно. Он никогда не соглашался с выдвинутыми ему обвинениями. К настоящему времени генерал отсидел почти 14 лет из 20-ти и, согласно информации некоторых СМИ, мог быть скоро освобожден. Также условия содержания его в тюрьме Швенингена вряд ли можно назвать невыносимыми.
Все это говорит о том, что поступок хорватского генерала не был продиктован страхом перед заключением, а является, скорее всего, актом отчаяния в попытке доказать свою невиновность.
В чем признал виновным Праляка Гаагский трибунал читайте в материале "Тема дня. Хорватский генерал, принявший яд в Гааге: кто он".  
Подписывайтесь на аккаунт LIGA.net в Twitter, Facebook и Google+: в одной ленте - все, что стоит знать о политике, экономике, бизнесе и финансах.

Загрузка...

Загрузка...





ДРУГИЕ НОВОСТИ
Загрузка...
ВЫЗОВ КОДА

Ещё новости